Saturday, Nov 17th

Последнее обновление12:09:07 PM GMT

Музыка заземляет негатив, а освободившаяся светлая энергия нас всех объединяет - украинский певец Олег СКРИПКА

Лидер украинской рок-группы «Вопли Видоплясова» («ВВ») Олег Скрипка — личность легендарная. Выпускник киевского политеха, он поёт песни собственного сочинения, подыгрывая себе на нескольких инструментах. И эти фееричные выступления собирают аншлаги не только в СНГ, но и в Европе.

В беседе с корреспондентом «Эхо» музыкант рассказал о работе на Западе, особенностях шоу-бизнеса и личной жизни.

– Олег, в энциклопедии сказано, что вы родились в Таджикистане в семье переселенцев из Украины. Почему ваша семья переехала? В поисках лучшей жизни?

— В 1962 году мой папа, находясь на практике в каком-то шахтёрском городке Донецкой области, встретил мою маму на пляже. Элегантно подрулил, снял кепи, представился: «Юрко». Там было ещё несколько девчат. А папа у меня человек весёлый, рассказал пару анекдотов. Похихикали. А вечером он зазвал маму в сад и всю ночь пел ей украинские песни. Оказывается, у папы был коварный план. Его распределили в Таджикистан, а он не хотел ехать один. И буквально на следующий день он поехал туда уже с мамой. То есть пришёл, увидел, победил. Мой папа — врач очень редкой специализации, которая после Чернобыльской катастрофы очень пригодилась. Он — врач-радиолог, специалист по лучевым заболеваниям. А в Таджикистане он занимался исследовательской работой на каких-то закрытых рудниках.

— Чем вам запомнилось таджикское детство?

— Это сладкий виноград «Дамские пальчики». Это арбузы с базара, которые катят по асфальту, потому что донести в руках невозможно — такие они тяжёлые. Это продолговатые дыни. Мы жили на окраине Ленинабада, который сейчас называется Худжан. Там начинается Памир. В апреле горы становились красными из-за вызревших маков, а позже — тюльпанов. И в городе все дарили друг другу эти цветы. Осенью собирали хлопок и возили на тракторах в огромных прицепах. Ветер разносил этот хлопок по всем улицам. Эта белая вата цеплялась за деревья, провода, лежала на фасадах домов и везде-везде, создавая новогоднее настроение. Такая абсолютно сюрреалистическая картинка.

— А по-таджикски хорошо говорите?

— По-таджикски я знаю только одно изречение: «Шахатамадабарай телеут». Что в переводе означает «Свидетельство о рождении». Оно есть в моих документах.

— В 90-е вы пять лет провели во Франции. Славянский рок востребован в Европе?

— В те времена, когда только рухнула Берлинская стена и начал падать культурный железный занавес, Запад заинтересовался, а что же играют рок-музыканты в СССР. На этой волне мы и поехали вместе со многими другими нашими артистами. Но задержались надолго во Франции мы одни. И по одной причине: на тот момент «Вопли Видоплясова» была единственной группой, которая решилась смешивать рок-н-ролл и фольклор. И я до сих пор уверен, что за этим будущее. А тогда нас сразу заметили, потому что был момент идентификация. Если слушатели не понимают текста, то им нужно ощутить какую-то колоритную изюминку в мелодике. И мы там стали популярными. У нас даже были свои фанаты, которые ездили за нами по Франции, Бельгии, Италии. Помню, один француз нас здорово насмешил. Он сказал: «Ребята, я так люблю вашу песню «Горiла сосна, палала». Она такая грустная. Только я не могу понять, что же там произошло с этой несчастной гориллой?»

— А коммерческий успех был?

— О, конечно. Только каких-то два-три года назад мы стали здесь получать гонорары больше, чем у нас были когда-то в Европе. Мы там себя очень хорошо чувствовали, потому что во Франции удачно вписались в ситуацию развитого шоубизнеса. У нас сразу же был серьёзный продакшин и грамотно выстроенные гастрольные маршруты. Нам дали звукоинженера и другую техническую поддержку. О нас сразу вышла большая статья в газете «Монд». То есть «Вопли» сразу попали в профессиональную среду и многому там научились. А когда пришло время вернуться, мы применили эти знания на Украине. И скажу без ложной скромности, что вся современная украинская рокмузыка развивалась в нашем шлейфе.

— А как на Украине отнеслись к тому, что вы перепели по-украински песни Виктора Цоя, ведь Цой — москаль, хотя и корейского происхождения?

— Нормально. Я считаю, что это удачный ход — переводить хиты разных стран на украинский язык. Теперь Цоя у нас слушают намного больше, чем раньше. А его песне «Пачка сигарет» мы просто дали вторую жизнь. Я это понял, когда в Москве на концерте в «Олимпийском» десять тысяч зрителей подпевали нам по-украински: «Та коли є в кишенi пачка цигарок, / Отже, всё не так погано на сьогоднiшний день, / i квиток на лiтак зi срiблястим крилом, / Що злинаючи лишає землi лиш тiнь».

Это не поддаётся логике. Но я уверен, что такие вещи сближают страны. И они как раз компенсируют тот негатив, которым буквально искрятся украинские и российские СМИ, обвиняя друг друга во всех смертных грехах. Музыка заземляет тот негатив, а освободившаяся светлая энергия нас всех объединяет.

Мы также записали «Пачку сигарет» на английском, а «Солнечные дни» — на украинском и французском. Потом я сделал перевод нескольких песен Владимира Высоцкого на украинский. И в прошлом году нас попросили сделать свою каверверсию песни «Наутилуса Помпилиуса» «Ален Делон не пьёт одеколон» тоже на французском. Под баян она звучит драйвово.

— А сам герой песни оценил эту смесь французского шансона с украинской плясовой, ведь он недавно приезжал в Киев получать какую-то премию?

— Насчёт Делона не знаю, но московской публике такой вариант понравился. И когда мы выступали на 25-летии «Наутилуса Помпилиуса», то уже на третьем припеве зал уверенно подхватил: «Alain Delon ne parle pas l`russe / Alain Delon bois pas d`eau d`Cologne / Alain Delon bois du vin d`Bourgogne».

— В своё время вы поддержали «оранжевую революцию» и были в первых рядах тех артистов, кто на Майдане в Киеве веселил толпу, которая скандировала: «Ю-щен-ко!» Почему же, когда народная демократия победила, вы отказались принять из рук этого человека звание народного артиста Украины, но зато в 2010-м благосклонно отнеслись к тому, что Франция вас наградила Национальным орденом заслуг?

— Ещё в советские времена на Крещатике люди меняли рубли на доллары и французские франки, хотя это было вне закона. Почему? Потому что валюта ценилась больше. Вот такая же ситуация теперь в культуре. Звание народного артиста на Украине девальвировалось. Когда случились те события на Майдане, мы, музыканты и люди искусства, надеялись, что новая власть будет развивать украинскую культуру. Но этого ничего не произошло. А если нет перемен к лучшему, то и званий тоже не нужно. Когда я собрал пресс-конференцию и объявил, что отказываюсь от народного артиста, этим я хотел послать месседж властям: пора что-то делать. Но моё послание не было услышано.

Для французской культуры я сделал, может быть, в тысячу раз меньше, чем для украинской. Но французское государство это заметило и отметило, потому что французы серьёзно занимаются своей культурой. И тут у нас любовь по согласию. Быть кавалером французского Национального ордена заслуг — это очень круто. Во Франции только два ордена. Этот основан Шарлем де Голлем, а орден Почётного легиона — Наполеоном.

— В 2009-м вас выдвигали кандидатом в президенты Украины, но вы отказались. Может, стоило согласиться, ведь в случае победы вы могли бы помочь украинской культуре?

— У нас президент это или громоотвод, или козёл отпущения. В любом случае будет масса недовольных. К тому же у меня не было никаких шансов на победу. Мы все взрослые люди и понимаем, что это большие деньги, большая политика, это опасно. И сегодня какой-то чистой, романтической и не прагматической идее сложно победить на выборах точно так же, как с каким-то красивым романсом сложно выиграть «Евровидение» или даже попасть в эфир Муз-ТВ. Зачем мне это надо? Артист, безусловно, должен быть по природе своей авантюристом. Но не настолько же. Может быть, кому-то приятно ездить с мигалкой. Но я и так миную любую пробку. У меня хороший мотоцикл. Мне все улыбаются, милиционеры берут под козырёк. Все счастливы.

— А говорят, у вас враждебные отношения со Святославом Вакарчуком из «Океана Эльзы» и Андреем Данилко, который в России известен по сценическому имени Верка Сердючка...

— Однажды во время интервью юная барышня меня спросила: «Олег, чем вы стали раньше заниматься — сексом или музыкой?» Я ответил: «Ну, музыкой! Да, конечно. Музыкой я стал заниматься намного раньше». А вскоре вышла огромная статья под заголовком: «Олег Скрипка стал раньше заниматься музыкой, чем сексом». После такой подачи всё, о чём мы с ней говорили: о культуре, о космосе, о политике — уже не имело никакого смысла. Потому что читатель уже был настроен воспринимать не это.

Точно так же моя «вражда» с Вакарчуком и Данилко. На вопрос, как я отношусь к Данилко, я ответил, что эту музыку не слушаю. И потом вышел материал под заголовком: «Скрипка не слушает Данилко. Он его не пускает на свой фестиваль «Краина мрии»!» Так пресса меня поссорила даже с министерством культуры Украины.

— То, что поёт Верка Сердючка, вы не слушаете. А Вакарчука? Он же вроде близок вам по духу?

— Тоже нет. Я слушаю специфическую музыку: белорусский кабаре-бэнд «Серебряная свадьба», фолк-группы «Палац», «Тройку». Вот эта музыка находится в зоне моих интересов. Мир вокруг нас — он очень разный. С Вакарчуком или Данилко мы можем посидеть, выпить по стаканчику. У нас вполне приязненные отношения. Но дружу я с другими артистами, с которыми у меня творческий союз, общие проекты. Они — люди моего мировоззрения.

— «Вопли Видоплясова» не путают с «Океаном Эльзы»?

— Путают. Когда-то меня путали с Шевчуком. Один раз приняли за Баскова. Это была печальная история. Я как раз отыграл свой концерт в ночном клубе. И на выходе меня обступила цыганская ребятня, которая просит милостыню возле дорогих клубов. И они стали кричать: «Басков, Басков, дай денег!»

— Вы им дали?

— Нет, не дал. Не люблю профессиональных попрошаек. Пусть Басков даёт. У него же просили.

— У вас трое своих детей. На каком языке вы с ними общаетесь?

— Они ещё маленькие и знают чуть-чуть русский, английский и французский. А основной язык у них один — украинский. Я хочу, чтобы мои дети, в отличие от многих нынешних украинцев, были грамотными людьми. Потому что язык — это грамотность. Я давно вынашиваю идею создания детского клуба. У нас много говорят, что на Украине большая проблема с русским языком. На самом деле на Украине большая проблема с украинским языком. Мы, киевляне, если хотим, чтобы наши дети говорили на украинском языке, должны создать им такую возможность — смотреть фильмы и мультфильмы, озвученные по-украински, читать книги на украинском. Пока такой среды не существует. У нас сейчас есть формально детский украинский клуб. И мы, родители, собираемся, проводим время, наши дети друг друга знают. Это такая большая весёлая банда. И мы хотим это формализовать, чтобы подать пример другим украинским городам и сёлам.

— Вы как-то сетовали, что российский шоу-бизнес вас отвергает, дескать, песни на украинском языке — это не формат. Как обстоят дела сейчас? В России больше стали интересоваться украинской культурой?

— То, чем я занимаюсь, это не есть шоу-бизнес. И меня отвергает не только российский шоу-бизнес, но и украинский. Но, к счастью, я проникаю в Россию по другим каналам. Песни «ВВ» крутят на нескольких интеллигентных радиостанциях, которые специализируются на рок-музыке. И это хороший ответ гламурному миру блёсток. Нас приглашают те продюсеры и клубы, которые относятся толерантно к молдавскому языку, белорусскому, украинскому. Слава богу, что есть такая альтернатива.

© ИТАР-ТАСС

Виджет е-Рубцовск.рф

Новости на е-Рубцовск.рф

Свежие новости города Рубцовска. Добавь виджет и будь всегда в курсе событий! Новости Рубцовска, e-rubtsovsk.ru

добавить на Яндекс
Виджет е-Рубцовск.рф

Объявления на е-Рубцовск.рф

Доска бесплатных частных объявлений Рубцовска и Рубцовского района.

добавить на Яндекс