Thursday, Nov 15th

Последнее обновление12:09:07 PM GMT

Хореография оказалась падчерицей

В Театре имени Моссовета в рамках Чеховского фестиваля, проходящего при поддержке Министерства культуры России, правительства Москвы и Райффайзенбанка, британская труппа New Adventures Company при полном аншлаге представила танцпьесу "Золушка", сочиненную Мэтью Боурном. ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА сочла, что танец только повредил пьесе.

Мэтью Боурн — тот самый режиссер-хореограф, который отправил современного Принца в Гайд-парк топиться в озере с лебедями, сделал Кармен ("Сar man") автомехаником, а Рождество с куклой-Щелкунчиком устроил в детском приюте,— "Золушку" тоже придумал чрезвычайно завлекательную. Действие сказки он перенес в военный Лондон (благо музыка Прокофьева, писавшего свой балет во время войны, ничуть этому не противоречила), Принца сделал раненым летчиком, забредшим в дом Золушки по воле феи — ангела-хранителя, опекающего всех невзрачных и забитых девушек. Ни на какой бал героиня не ездит: все его события, равно как и первая ночь с любимым, происходят лишь в воображении Золушки, контуженной во время бомбежки и отправленной в госпиталь. Туфелька, впрочем, все-таки падает с ее ноги — когда потерявшую сознание девушку кладут на носилки. Летчик мечется с серебряной "лодочкой" по всему Лондону: в метро подвергается домогательствам проституток, на набережной Темзы его избивают агрессивные люмпены. Друг друга влюбленные находят в госпитале (где героиню едва не задушила подушкой ревнивая мачеха, имевшая свои виды на летчика, а страдающему от ранения в голову герою делали что-то вроде лоботомии, подключив к вискам устрашающего вида электроды). Happy end случается на Паддингтонском вокзале: счастливая чета отправляется в свадебное путешествие, провожаемая всей семьей Золушки за исключением арестованной злодейки-мачехи.

Все эти события Мэтью Боурн монтирует по-кинематографически динамично: каждая сцена состоит из множества "крупных планов" — режиссер мастерски переключает внимание зрителя с одного персонажа на другого. Апелляция к кино подчеркнута с первой минуты: спектакль начинается документальной киноинструкцией "Как вести себя во время бомбежки". Грохот бомб и отдаленное гудение самолетов, прорезающее музыку Прокофьева, накрывают зрителя со всех сторон — круче, чем dolby-system в кинотеатре. Сценический Лондон, придуманный художником Лезом Бразерстоуном, напоминает о фильме "Мост Ватерлоо", сочетая предельную узнаваемость в изображении городских пейзажей с необходимой дозой театральности в интерьерах. И даже персонажи подобраны с оглядкой на киногероев 1940-х: на балу златовласая Золушка напоминает Бетт Дэвис, а летчик Гарри — сразу всех мужественных, угловатых и застенчивых героев, в которых влюблялись девушки тех времен.

И только танцу в этом киномире не повезло: в трехактном балете Прокофьева оказалось слишком много музыки, которую хореограф Боурн освоить так и не сумел. Он делал что мог: разрезал на части грандиозные прокофьевские вальсы и длиннющие дуэты, угоняя героев со сцены, меняя в пределах одного музыкального фрагмента место действия, дробя сцену на множество мини-эпизодов. Он напридумывал кучу второстепенных персонажей с богатой биографией (у героини помимо двух сестер оказалось еще три сводных брата: шкодливый пьющий малолетка, нежный гомосексуалист, отбивающий жениха у собственной сестры, и сексуально озабоченный натурал, домогающийся самой Золушки). Он ввел в действие флешбэки, один из которых объяснял инвалидность отца Золушки: ему, мол, прострелила ноги мачеха в состоянии аффекта. На музыку прокофьевских "Времен года" он сочинил танец пожарных и танец полицейских, вывел на сцену даже бродячих проповедников. И только движений придумать не смог: будто всю фантазию израсходовал на режиссуру — и на танец ее уже не хватило.

В кулуарах порхало слово "мюзикл", вроде бы объяснявшее непритязательность хореографии. Но "Золушка" не дотягивает до этого жанра, тоже освоенного Мэтью Боурном. И не потому, что Прокофьев — не Ллойд Уэббер, а потому, что в хорошем мюзикле каждый танцевальный номер — шлягер. Здесь же к таковым можно отнести разве что остроумный вальс Золушки с участием портновского манекена (героиня воображает на его месте живого кавалера, но материализованный ее фантазией партнер танцует с деревянностью куклы).

Все прочие хореографические номера выглядели скудно: комбинации движений, достойные разве что телепередачи "Танцы со звездами", кочевали от персонажа к персонажу, из акта в акт — не меняясь при самых разных обстоятельствах. Главное любовное адажио — после скромных поворотов шене (в объятия партнера и наружу) и пары-другой "ножниц" в полупартерной поддержке — затормозило в полном партере: параллельном катании по полу. Хореограф, пожертвовав ради сходства главных героев с кинокумирами их пластическими талантами, похоже, загнал себя в ловушку. Очень вероятно, что эта полноватая неповоротливая Золушка (Керри Биггин), с мягкой, как подушка, спиной и рыхлыми ногами (эти особенности артистки обнаружились как раз на балу, когда она появилась в открытом платье, и сильно повредили любовной сцене, где она дефилировала в нижнем белье) просто не может выполнять более сложные па. Равно как и ее кавалер (Сэм Арчер), при превращении в человека все же не до конца преодолевший деревянность манекена. При таком кастинге центральным танцевальным эпизодом "Золушки" оказался бальный дуэт мачехи (эффектная и профессиональная Маделен Бреннан) с соблазняемым ею летчиком. Следуя хореографической логике, именно она его и заслуживала.

www.kommersant.ru

Виджет е-Рубцовск.рф

Новости на е-Рубцовск.рф

Свежие новости города Рубцовска. Добавь виджет и будь всегда в курсе событий! Новости Рубцовска, e-rubtsovsk.ru

добавить на Яндекс
Виджет е-Рубцовск.рф

Объявления на е-Рубцовск.рф

Доска бесплатных частных объявлений Рубцовска и Рубцовского района.

добавить на Яндекс