Wednesday, Sep 26th

Последнее обновление12:09:07 PM GMT

«Через год-полтора все страховщики, с которыми у нас были проблемы, уходили с рынка»

Совсем скоро, 30 августа, придет срок подводить итоги работы правительства, которому президент Дмитрий Медведев поручил навести порядок на страховом рынке. Президент поставил целью повысить доверие населения к страховому рынку, создать культуру добровольного страхования жизни и сделать страховой рынок надежнее. Чиновники взяли под козырек и поначалу активно обсуждали эти поручения. Но последние полгода о них почему-то предпочитают не вспоминать. О том, почему обсуждение президентского наказа «вышло из моды» и что нужно для развития страхования в России, корреспонденту РБК daily СЕРГЕЮ ЛАВРЕНТЬЕВУ рассказал гендиректор «Ингосстраха» АЛЕКСАНДР ГРИГОРЬЕВ.

Подогнали законы

— Расскажите, что именно президент Дмитрий Медведев поручал правительству сделать со страховым рынком 30 августа прошлого года и почему в последнее время об этих поручениях не принято вспоминать?

— Президент, по моему мнению, в первую очередь был озабочен тем, как развивать страховые услуги для населения, чтобы повысить доверие граждан к этому виду деятельности, как сделать его максимально полезным для государства, а также тем, как сделать работу страховщиков более прозрачной и эффективной. Именно по последнему поручению власти кое-что предприняли. Закон о банкротстве страховых компаний был принят в адекватном виде. Положение о передаче страховых портфелей подписано, в нем нет больших подводных камней. Но на этом результаты кончаются.

Все, что касается развития страхового рынка, повышения его надежности, его полезности для граждан и для государства, чему, собственно, была посвящена основная часть беседы с президентом, подчеркну, почти ничего не сделано! А то, что сделано, лучше бы не делалось вовсе.

— Что именно лучше было бы не делать?

— Например, новый закон об ОМС. На встрече с президентом говорилось, что проект закона нужно кардинально переработать, так как в сыром виде он не поможет повысить качество медобслуживания населения и приведет к чрезвычайным дополнительным расходам бюджета в 200 млрд руб. в 2011—2012 годы. И Дмитрий Медведев дал поручение провести анализ проекта закона. Однако закон был принят в том же виде, в котором его разрабатывали в кулуарах Минздравсоцразвития.

В итоге что мы видим: множест­во жалоб людей, публикации в СМИ о том, что закон работает плохо, коррупционность не исчезла, бюджетные расходы резко возросли. Смысл участия страховщиков в ОМС потерялся, они превратились в кассу, через которую проходят деньги ФОМС. И самое главное — качество жизни людей не изменилось и качество их лечения не улучшилось. Декларация о том, что граждане могут самостоятельно выбирать поликлинику, в реальности оказалась просто обманом. Посмотрите, что говорят люди практически во всех регионах: они приходят в клинику, а их там «футболят». И за это никто не отвечает.

Возьмем еще один нашумевший закон об агростраховании. Президент дал указание: доработать закон, чтобы выделяемые бюджетные средства покрыли до 90—95% сельхозугодий и при этом сельхозпроизводители были бы реально защищены. На днях в третьем чтении Госдума, а затем и Совет Федерации приняли закон практически без доработок. Закон просто подогнали под 5 млрд руб., которые заложены в бюджете 2011 года, что принципиально неправильно, так как закон принимается на многие годы. Категорически неприемлемо то, что законом предусматривается только покрытие катастрофических убытков (снижение урожайности более чем на 30% от среднемноголетней). В законе много позиций, по которым остаются лазейки для страховщиков не платить убытки. Создается впечатление, что принятый Госдумой документ защищает не интересы страны, сельхоз­производителей и населения, а на самом деле интересы узкой группы лоббистов, в состав которой, возможно, входят и чиновники, и депутаты, и отдельные страховщики. И я прекрасно понимаю, что через год будет разборка, и ругать будут именно страховщиков за то, что они не платят, будут говорить, какие они плохие. Хотя в данной ситуации, когда работали над законопроектом, профессиональных страховщиков никто не слушал. А сельхозпроизводители опять будут критиковать страхование и говорить, что оно не нужно совсем.

— Какая цель была у правительства при разработке этого закона, там же умеют считать?

— Цель, видимо, была очень простая: в этом году освоить эти 5 млрд руб., а в следующем — еще больше. Но проблема в том, что сельхозпроизводителей и государство не сможет защитить только «катастрофическая страховка». Сельхозпроизводителям придется докупать дополнительное страхование за дополнительные деньги, чтобы иметь нормальную комплексную защиту от природных явлений. Те же, кто не купит такую защиту, опять будут приходить в Минфин и просить денег. И все это ляжет на бюджет.

— Хорошо, а какие поручения президента вообще не выполнены?

— На встрече с главой государ­ства обсуждалось противопожарное страхование, в этом направлении не сделано ничего. Вышел даже курьезный случай, когда на последней встрече с министром финансов президент ВСС Андрей Кигим спросил у Алексея Кудрина, где находится проект этого закона и кто над ним работает. Министр долго выяснял, где проект и есть ли он вообще.

Обсуждалось с президентом и стимулирование добровольного страхования жизни как механизма долгосрочного накопления и как внутреннего ресурса для государства. Никаких новаций в этой области нет.

МСФО и мегарегулятор

— Какие сроки обозначил президент для реализации его поручений?

— Конкретные сроки мне неизвестны, но по смыслу обсуждения речь шла о сроках не более одного года. Как мы видим, в это время укладываться не спешат, что, впрочем, не такая большая редкость для чиновников. Например, трудно идет создание мегарегулятора, о котором вышел указ президента. В полной мере указ не выполнен до сих пор. Ведь кроме главы ФСФР Дмитрия Панкина в структуре мегарегулятора пока никто не назначен. Инспекции (ФСФР и ФССН) окончательно не слиты.

А рынок между тем живет своей жизнью. Только в последнее время «посыпались» несколько страховщиков: РУКСО, «Арбат», «Царица», «Инногарант», «Росстрах», ЭСКО, «Гармед». Однако регулятор, имея закон о банкротстве и полномочия входить в компанию для защиты интересов граждан, но не имея региональной структуры и ряда утвержденных документов, конечно, не может оперативно этим заниматься. А для страхового рынка, как и для граждан, нет никакой разницы — обычный регулятор или мегарегулятор, да хоть супер. Нужен реальный контроль за рынком, за надежностью страховщиков, а он на данный момент ослаблен.

Системный контроль невозможен без МСФО, который не может появиться без актуарного аудита, которого в нашей стране тоже нет. Я прекрасно понимаю (и последний пример по Банку Москвы яркое тому подтверждение), что МСФО не панацея от жуликов и неблагонадежных менеджеров, но МСФО и актуарный аудит — это системный инструмент реального контроля за финансовым рынком.

— Создание мегарегулятора также связали с формированием Международного финансового центра (МФЦ).

— Формирование МФЦ абсолютно не зависит от наличия или отсутствия мегарегулятора. Зато напрямую зависит от роли страховых компаний в государстве и на рынке и от их надежности. Так как именно страховщики — главные участники финансового рынка, потому что они самые мощные и долгосрочные инвесторы. Но у нас, с одной стороны, роль страхования слишком занижена, а с другой — мы пока даже не можем точно определить, насколько надежны активы большинства страховых компаний.

— Почему же не можем? Некоторые страховщики откровенно признаются, что у них проблемы и им требуется госпомощь.

— Да, недавно с интересом прочитал интервью президента группы «Ренессанс Страхование» Бориса Йордана, где он «порадовал» нас своей откровенностью, сказав, что государство должно помочь 10—15 крупнейшим компаниям, выдав им субординированные кредиты, чтобы их балансы стали чистыми и не стыдно было выходить на открытый рынок. Ну, он хотя бы честно признался, что некоторые крупные страховщики заигрались так, что теперь у них нечистые, то есть нарисованные, балансы. И избавиться от этого самостоятельно они не могут, поэтому просят помощи у государства.

Я же считаю, что без реального анализа и реальной ответственности владельцев и топ-менеджеров бизнеса помощь им оказывать нецелесообразно, потому что за свою безбашенную страховую и инвестиционную политику нужно отвечать. Попытались получить побольше премий и набили шишки. Почему лечить их должно государство? Они набедокурили, акционеры денег не дают, на рынке средств занять не могут. Зато придумывают сказки о необходимости развивать инфраструктуру рынка, покупать других страховщиков, консолидируя рынок. Полная ерунда! Если бы существовали реальные намерения, то были бы и конкретные дела. Вы можете припомнить, кого из серьезных игроков именно за последние годы купила группа «Ренессанс Страхование»? Нет? И я не могу.

— Вы считаете, если бы все страховщики отчитывались по МСФО, то рисованных балансов не было бы?

— Было бы меньше. Пока в России всего три-пять страховщиков, которые регулярно отчитываются по МСФО. Например, у «Ингосстраха» нет проблем с балансом, нам не нужно его «чистить». Мы не просим госпомощи, потому что ведем грамотную страховую и инвестиционную политику. «Ингосстраху» не стыдно выходить на внешний рынок, на IPO. При решении акционеров мы готовы к этому в любой момент.

— Куда же смотрел Росстрахнадзор, если баланс у многих крупных страховщиков оказался нарисованным?

— Этот вопрос нужно задать регулятору. Могу лишь отметить, что когда «Ингосстрах» боролся с недобросовестными коллегами по суброгации и ежемесячно писал в Росстрахнадзор о проблемах в некоторых компаниях, то реакция была всегда запоздалой. А ведь наши сигналы о проблемах с суброгацией не что иное, как раннее обнаружение финансовой неустойчивости компании — неплательщика. И практика показывает, что через год-полтора все страховщики, с которыми у нас были проблемы, уходили с рынка. Например, «Урал АИЛ», «Континенталь», ТПСО, «Вест-Акрас», ПСА, «Генстрахование», «Рекон», «Корона», Городская страховая компания, «Спортстрахование», «Зенит», «Арбат», «Дженерал Резерв» и некоторые другие.

Надзор и Минфин

— Последние события вокруг Росстрахнадзора могут говорить, что регулятор предпочитал реагировать на проблемы страховщиков только тогда, когда это было ему выгодно. Вы ранее не замечали предвзятого отношения ФССН к участникам рынка?

— В отношении «Ингосстраха» ни при Илье Ломакине-Румянцеве, ни при Александре Ковале никогда не было предвзятости. Наши обращения, например о страховых компаниях-неплательщиках, действительно рассматривались медленно, а решение методологических вопросов, которые мы ставили (по актуарному аудиту или МСФО), больше надо адресовать к Минфину, чем к ФССН.

Что же касается таких направлений деятельности надзора, как выдача предписаний, их разбор и снятие, могу абсолютно как на духу сказать, что по нашей компании никогда и ни в какой форме коррупционные предложения от сотрудников ФССН не поступали. Да, у нас с ними бывают сложные переговоры по лицензированию, принятию правил страхования, иногда по претензиям граждан. Но могу утверждать, что сотрудники ФССН всегда уважительно и досконально изучают нашу позицию и наши аргументы, не было ни одного случая, когда бы мы не нашли профессиональное решение возникающих проблем. При этом я действительно имел отдельные разговоры на страховом рынке, в которых затрагивались вопросы нечистоплотности отдельных сотрудников ФССН, большей частью в регионах.

— Доверие к страховому рынку зависит и от работы страховых посредников. Что сделано правитель­ством в этом направлении?

— Мы не ощущаем, что рынок страховых посредников стал заметно прозрачнее. Но ждать у моря погоды не стоит. Потеряв на посредниках 300 млн руб. в кризис, мы стали осторожнее — теперь требуем от них финансовых гарантий. Да, компания потеряла часть бизнеса, отказавшись от сотрудничества с некоторыми неблагонадежными продавцами, зато в 2010 году наши потери, например, из-за брокеров составили ноль рублей. И никто не мешает принять такое же решение другим страховщикам.

Демпинговать, кстати, тоже никто никого не заставляет, но многие компании демпингуют. Это их выбор, за который потом придется расплачиваться. Больше всего мне нравится, когда некоторые руководители и акционеры компаний, которые и являются ярчайшими демпингистами на рынке, в своих программных интервью рассказывают, как плохо заниматься демпингом.

— Нужно ли усиливать конт­роль за страховыми посредниками, ужесточать для них нормативы?

— Проблему недобросовестных посредников в страховании невозможно решить только ужесточением нормативов. Их все равно можно будет обойти. Посмотрите на регулирование банковского рынка, оно гораздо более совершенное. Но вам напомнить про Межпромбанк или Банк Москвы?

К проблеме нужно подходить комплексно. Для начала надо законодательно четко закрепить, кто такой брокер, а кто агент. Определить, в чем специфика их бизнеса, от кого они получают деньги. Не вижу смысла только в повышении требований к их минимальному капиталу. От того, какой капитал у брокера — 3 или 5 млн руб., не зависит, сможет он «кинуть» страховщика или не сможет. Но капитал, конечно, должен быть адекватным.

Но, повторюсь, дело не только в нормативах, но и в их исполнении. Сейчас же не исполняется даже то, что уже есть. Например, агент оказался жуликом. В уголовном законодательстве есть статьи УК 159 и 160. Весь вопрос в том, как эти законы исполняются нашей полицией. И могу ответственно заявить, что исполнение неудовлетворительное! Мы по три года не можем возбудить уголовные дела на мошенников в Уфе. Компания неоднократно обращалась в правоохранительные органы, дошли вплоть до контрольного управления президента. Каждый месяц пишем по четыре письма: генеральному прокурору, в Следственный комитет, министру внутренних дел России и Башкирии, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки.

Известна история про брокеров-мошенников в Москве, укравших несколько миллиардов рублей у страховых компаний, но уголовное дело было возбуждено только в прошлом году. Другой пример: в Ярославле мы добились суда и вынесения обвинительного приговора группе мошенников спустя четыре года после выявления нами совершенного ими преступления. Поэтому пока законы, какими бы хорошими они ни были, исполняются так «криво», то ни о каком доверии населения к государству, страховому рынку речи идти не может. И за прошедший год в лучшую сторону мало что изменилось.

— В прошлом году также активно обсуждалась идея создать Союз союзов страховщиков, чтобы был человек, который бы оперативно сообщал президенту о ситуации в страховой отрасли, лоббировал интересы страхования в интересах населения, государства. Как воплотилась эта идея?

— Идея была весьма здравая, но пока она не реализована. Я вижу причину в том, что многие крупные страховщики не хотят решать проблему стратегически. Им кажется, что лучше достичь краткосрочных тактических целей, а не строить стратегию долгосрочного развития страхового рынка. Слабую активность в этом направлении проявляет и Минфин. Поэтому попытки ВСС и его руководителей что-то сделать наткнулись на безразличие большинства крупных страховщиков и госорганов.

Дело в том, что у Минфина страхование как отрасль не является приоритетом. На первом месте у Минфина профицитный бюджет, а не развитие макроэкономики и уж тем более не развитие страхового рынка. Минфин уверен, что его главная цель — профицитный бюджет, но многие профессиональные макроэкономисты (Л. Абалкин, В. Геращенко, Е. Ясин, Л. Григорьев, Р. Гринберг, Ю. Маслюков) считали и считают, что это не так. Ведь бюджет — средство достижения макроэкономических целей, а не наоборот. Неважно, какой бюджет, дефицитный или профицитный, он должен способствовать развитию отраслей экономики, чтобы улучшать жизнь людей, чтобы создавалось внутреннее потребление, рабочие места, конкурентоспособное производ­ство на международном уровне. И бюджет должен инвестировать в это развитие, а не стремиться быть профицитным. Кому он такой нужен, если при нем уровень реальных доходов населения падает. А это факт. Считайте: цена на продовольствие в магазинах выросла за прошлый год минимум на 30%. А в большинстве бюджетов российских семей продовольствие занимает половину расходов. Поэтому для многих граждан инфляция составляла до 20%. Кому легче от доклада Минфина, который рапортует, что инфляция 8%, а доходы населения выросли? Ведь большинство семей видят в своем бюджете обратное.

Макроэкономика должна, обязана быть честной! Иначе не будет экономического развития, а без этого не будет развития и страхового рынка, который находится в прямой зависимости от ВНП. Я уже не говорю о доверии населения в этой ситуации.

Модель развития

— Пока нет макроэкономической честности, как развиваться страховщикам?

— Развиваться необходимо в любом случае, это закон финансового рынка. Страховщикам нужно яснее определиться со стратегией развития. Хотят они долгосрочно строить бизнес или хотят попробовать быстро заработать денег и уйти с рынка. У тех, кто хочет развивать бизнес, уже есть и МСФО, и грамотный риск-менеджмент, нет проблем с балансом. Сегодня можно нормально развиваться, если хочешь и умеешь. Просто кто-то не хочет, кто-то не умеет, а кто-то не знает как! Так, многие зарубежные страховщики не понимают, как развивать бизнес в нашей стране. Иностранцы не знают, как в нынешних условиях управления макроэкономикой развивать и капитализировать компанию. Конечно, это не страшно, если наше государство намерено строить олигополистическую модель экономики. Если же власти хотят развивать рыночную экономику, то уход иностранцев — тревожный знак.

— Какую же модель макроэкономики хотят построить в России?

— Это вопрос к кому? К докладчику на международной конференции или к эксперту? Де-факто в России развивается олигополистическая модель. Это очевидно. Двадцать крупнейших корпораций, по сути, управляют большей частью экономики России. Это влияет на банковский сектор, где пять крупнейших банков консолидировали почти половину активов всей банковской системы страны. На рынке НПФ все лидеры принадлежат вышеуказанным корпорациям. В страховании влияние государственного капитала также сказывается все больше и больше.

— Вернемся к страхованию. Что необходимо сделать для его развития?

— На самом деле требуется извлечение простых уроков:

1) для страны нужна реальная долгосрочная стратегия развития страхового рынка и ее воплощение в законах и нормативных актах, которые должны быть написаны для страны, для экономики, для населения;

2) страховщики должны принять эту стратегию и не подменять долгосрочные задачи ради сиюминутной выгоды;

3) надзор должен совершен­ствоваться, прежде всего с целью повышения надежности всего страхового рынка, его прозрачности для укрепления доверия как со стороны государства, так и со стороны населения;

4) страховщики должны быть честными!

Виджет е-Рубцовск.рф

Новости на е-Рубцовск.рф

Свежие новости города Рубцовска. Добавь виджет и будь всегда в курсе событий! Новости Рубцовска, e-rubtsovsk.ru

добавить на Яндекс
Виджет е-Рубцовск.рф

Объявления на е-Рубцовск.рф

Доска бесплатных частных объявлений Рубцовска и Рубцовского района.

добавить на Яндекс