Friday, Sep 22nd

Последнее обновление11:09:07 AM GMT

Всемирная истерика

Мировые рынки охвачены паникой. Долговой кризис в Европе расширяется, а экономика США, как выяснилось, буквально в шаге от нового спада. Принимаемые властями этих стран решения лишь оттягивают развязку, их стратегия пока легко описывается формулой "ужас без конца, а не ужасный конец".

Понедельник. Паника

По московскому времени прошлый понедельник начался рано утром в субботу. По американскому — в пятницу вечером, после закрытия рынков. 5 августа рейтинговое агентство Standard and Poor`s (S&P) объявило о первом в истории снижении суверенного рейтинга США с ААА до АА+. Да еще и с негативным прогнозом. В качестве обоснования предложен не риск дефолта, не опасность того, что Америка окажется не в состоянии расплатиться по своим долгам, а неэффективность и непредсказуемость политики. Фактически ведущее мировое рейтинговое агентство подвело итоги эпопеи вокруг пересмотра потолка госдолга (см. предыдущие номера "Денег") и поставило диагноз: американские элиты настолько увлеклись внутренней политикой, что поставили под сомнение доверие к доллару как основной резервной валюте мира.

Нельзя сказать, что решение было неожиданным: его возможность обсуждалась давно, но все равно оно оказалось шоковым и для американских властей, и для аналитиков, а главное — для финансовых рынков. Входящее чуть ли не во все учебники экономики утверждение, что американский долг — безрисковый, оказалось под вопросом. Хуже того, это же предположение закладывалось в большинство финансовых моделей. В каком-то смысле это как если бы на градуснике передвинуть ноль: не так страшно, если вместо футболки вы напялите пальто, хуже — если врач пропишет не то лекарство, а химический реактор вместо удобрений выдаст отраву.

В какой-то момент вообще могло показаться, что старые учебники можно выбросить. Американские облигации вместо того, чтобы подешеветь (риски-то по ним формально выросли), подорожали, а доллар укрепился относительно большинства мировых валют. Впрочем, парадокс объясняется довольно просто: "сдвиг нуля" привел к тому, что более рискованными стали и все другие инструменты, инвесторы ребалансировали свои портфели, по-прежнему полагая, что мало что в этом мире надежнее казначейских обязательств США.

Впрочем, американские власти и элиты восприняли решение S&P с нескрываемым раздражением. Белый дом поспешил обвинить агентство в ошибке, а СМИ запестрели комментариями в духе "Да кто это вообще такие? Почему мы, великая страна и самая большая экономика мира, должны обращать внимание на каких-то продажных яйцеголовых?"

Рынки акций по всему миру резко упали — на 3-8%, усугубив и без того довольно сильное снижение предыдущих недель. 21 июля индекс Dow Jones доходил до 12 751, 8 августа закрылся на уровне 10 810. Российский рынок стал рекордсменом по падению: индекс ММВБ только за понедельник упал на 5,5%, а РТС — аж на 7,7%.

Разница в динамике российских индексов легко объяснима: котировки ММВБ выставляются в рублях, РТС — в долларах. Паника обуяла и валютный рынок, рубль резко упал. И если слишком сильное (по меркам развитых и других развивающихся рынков) падение фондового рынка и объясняется чем-то, то лишь гипертрофированным уровнем неприятия риска, а вот падение рубля явно было связано с падением цен на нефть.

Котировки Brent в начале прошлой недели впервые за много месяцев опускались ниже $100 за баррель. Причем — и это заслуживает отдельного упоминания — впервые за долгое время динамика цен на нефть и золото всерьез разошлась. Золото резко дорожало, пробив сначала уровень $1700 за унцию, а к среде — уже и $1800. Пока нефть и золото дорожали более или менее синхронно, это можно было интерпретировать как отражение растущих инфляционных ожиданий. Нынешняя же картина пояснее: золото рассматривается как защитный актив, а нефтяные рынки ждут снижения спроса в результате рецессии.

Вторник. Успокоиться не удалось

Во вторник утром падение фондовых рынков продолжалось. Но все очевиднее и прозрачнее стало то, что причина паники на рынках не решение S&P (в конце концов, разница между ААА и AA+ скорее символическая), а опасения нового кризиса, второй волны рецессии. Страху нагнали более негативные, чем ожидалось, макроэкономические показатели. Главным образом осознание того, что в результате переоценки оказалось, что темпы роста ВВП не просто очень низки, а еще и снижаются, а значит, шансы на то, что рецессия не за горами, очень высоки.

Впрочем, снижение Dow Jones не было уверенным. Рынки ждали заседания ФРС, которое, как ожидалось, должно было утвердить очередные меры по стимулированию экономики — новый, уже третий по счету пакет количественного смягчения (QE-3). Ожидался очередной раунд скупки ФРС ценных бумаг.

В 14:15 по вашингтонскому времени меморандум был обнародован. Формально QE-3 в нем не обнаружилось. Зато нашлось беспрецедентное для ФРС США обещание удерживать процентные ставки на почти нулевом уровне два ближайших года. Многие это восприняли как намерение ведомства Бена Бернанке изо всех сил стимулировать экономику. Кроме того, одна из оговорок меморандума ФРС совершенно недвусмысленно указывает на то, что новый раунд количественного смягчения все же возможен. Мировые рынки ненадолго воспряли духом и отыграли часть потерь понедельника.

Тем временем в России премьер Владимир Путин, встречаясь с главой ВТБ Андреем Костиным, призвал к поддержке российского рынка. Он сказал, что ЦБ и Минфин должны помочь с ликвидностью. Как выяснилось, помощь вылилась в интервенции ЦБ на валютном рынке, где доллар ненадолго перескакивал через отметку 30 руб./$, а бивалютная корзина — через 36 руб. (еще недавно она стоила 33,5 руб.). Минфин разместил 40 млрд руб. на депозитах в банках. А на фондовом рынке тем временем циркулировали упорные слухи, что еще более сильное падение остановила лишь начатая госбанками во главе с тем же ВТБ активная скупка акций.

Среда. Новые старые страхи

Чтобы переломить относительно позитивный настрой вторника, не понадобилось новых свидетельств грядущей рецессии. Новое резкое падение породили слухи о проблемах французских банков, в портфелях которых якобы слишком много испанских и итальянских бумаг. Не помогли и опровержения Societe Generale, второго по величине банка Франции,— они скорее даже усугубили падение.

Казалось бы, ничего удивительного: о том, что именно французы были основными покупателями этих облигаций, было известно давно. Но почему-то именно 10 августа это было осознано как угроза не только европейским банкам: возникло мнение, что эти проблемы неизбежно перекинутся и на американский финансовый сектор. Впрочем, по всей видимости, это было воспринято как подтверждение гипотезы, что обострение долгового кризиса в Европе неизбежно. Вне зависимости от того, насколько энергично будет вести себя ЕЦБ.

Очередной панический день на Уолл-стрит, только начавшись, аукнулся резким падением в России. РТС упал на 4,5%, причем основное падение пришлось на последние часы торгов, когда стало понятно, что американский рынок идет вниз, но еще не было ясно, насколько сильно. Dow Jones закрылся снижением на 4,6%, оставив другим рынкам, включая российский, повод для новой паники и дальнейшего снижения.

Продолжение следует

Волатильность и турбулентность рынков, нервозность инвесторов — явное подтверждение того, что избежать новой рецессии в США и ЕС, а скорее всего, и в мировом масштабе, по-видимому, не удастся. Или, иначе говоря, продолжения старой. Напомним: обсуждая и прогнозируя динамику мирового кризиса в 2007-2008 годах, аналитики перебирали буквы латинского алфавита: V соответствовала быстрому спаду и быстрому восстановлению, U — медленному, W — спаду, отскоку и повторному падению, наконец, L — падению и длительной стагнации. Этот сценарий заслужил в США отдельное название — "новое равновесие". Согласно этому сценарию, низкие темпы роста и высокая безработица в США не временное явление, а долгосрочная тенденция. Отечественные остряки предлагали и русскую букву Ж — впрочем, кажется, ни разу не перевели эту интерпретацию на язык экономических показателей.

События последних недель явно свидетельствуют в пользу сценария W или даже комбинации W и L. Все зависит и от того, насколько решительными будут структурные реформы в развитых странах, и от того, произойдут ли в мире технологические прорывы, способные дать росту мировой экономики новый импульс. Похоже, что возможности стимулирования роста и поддержания устойчивости нынешней финансовой системы и вообще экономической модели главным образом за счет манипулирования кредитом и наращивания долга близки к исчерпанию.

Впрочем, может статься, что этот вывод преждевременен, а нынешняя модель просуществует еще годы и даже десятилетия. В этом случае нынешние приступы паники, как уже много раз бывало в истории, рано или поздно прекратятся, падение рынков сменится стабилизацией, а нервозность уступит место поиску новых инвестиционных идей и возвращению к старым.

Это напоминание особенно актуально для России. Кризис 2008 года был фактически первой рецессией, через которую прошла ее экономика в новейшей истории. Тогда растерянность и гипернервозность рынков и простых граждан была вполне объяснима. Что ж, пора привыкать к турбулентности — привыкли же жить в эпоху перемен.

http://www.kommersant.ru/doc/1686062

Виджет е-Рубцовск.рф

Новости на е-Рубцовск.рф

Свежие новости города Рубцовска. Добавь виджет и будь всегда в курсе событий! Новости Рубцовска, e-rubtsovsk.ru

добавить на Яндекс
Виджет е-Рубцовск.рф

Объявления на е-Рубцовск.рф

Доска бесплатных частных объявлений Рубцовска и Рубцовского района.

добавить на Яндекс